Современные тенденции международной валютной интеграции

     Сегодня в структуре мирового хозяйства происходят кардинальные перемены. Ни одна из сфер мировой экономики не осталась сколько-нибудь обособленной. Причем процессы глобализации получили самое глубокое развитие именно в мире международных финансов. Оперативность движения капитала, наблюдаемая сейчас, сила его воздействия на финансовые системы государств  были невозможны еще каких то два десятилетия назад.
   В 2011 году среднесуточный оборот мирового валютного рынка составил более 2 трлн. долл. США. По мере его увеличения набирают обороты процессы консолидации государственных денежных систем. Приводящие, в конце концов, к формированию единых валют.
  Доминирующим фактором для международной валютной интеграции является глобализация мирового экономического и финансового пространства, приводящая к слияниям не только отдельных технологических цепочек в мировом масштабе, региональных финансовых рынков, но и национальных финансовых систем и межнациональных финансовых объединений.
Рассмотрим подробнее тенденции интеграции валют, происходящие сегодня в мировом финансовом мире.
   Внедрение в финансовые системы стран единой коллективной валюты, что со временем приводит к утрате национальными валютами части своих функций. Правила функционирования наднациональной валюты регламентируются всеми участниками данного соглашения. Одной из главных причин введения универсальной валюты является противодействие гегемонии доллара США на мировой арене. Так, введение в оборот евро, помимо евроинтеграционных причин, имело целью ослабить влияние финансов США, в первую очередь в Европе. Системная неспособность одной мировой валюты наглядно показана в «дилемме Триффина». Не случайно первые попытки унифицировать финансовые рынки отдельных стран стали предприниматься сразу после развала Бреттонвудской валютной системы. Таким образом,  интеграция валютных систем является фактором, способствующим развитию полицентричности мировой экономики. 
     Валютная интеграция может иметь и другой характер. Когда с процессами глобализации сталкиваются относительно зависимые и слабые национальные финансовые системы. В этом случае происходит «поглощение» национальных валют единой валютой. Как правило, долларом США. В этом случае можно говорить о дальнейшем развитии единого глобального рынка, обслуживаемого одной валютой. 
    Создание единой валюты на основе одной из национальных валют говорит, в первую очередь, о естественном отборе, в ходе которого использование той или иной валюты оказывается результатом свободного выбора, а не навязывается извне, как, например, в случае с долларом США. В любом случае, использование иной валюты, кроме национальной на территории страны говорит о том, собственная валюта этого государства выполняет функции денег не эффективно.
   На практике всегда работает правило, согласно которому более слабый в финансовом отношении партнер принимает в качестве наднационального средства платежа валюту более сильного партнера. Государства, принимающие чужую валюту в качестве средства внутреннего платежа, лишаются возможности проводить независимую кредитно-денежную политику. 
     Это обстоятельство является угрожающим для национальной экономики, принявшей такие условия. Чего нельзя сказать о использовании коллективной валюты, принимаемой странами-участницами добровольно и на паритетных началах. 
      Процессы валютной интеграции, введения единой валюты между государствами должны прочитываться исходя из следующих критериев:
- сравнение мобильности факторов производства;
- уровень диверсификации производства ;
- сравнение темпов инфляции;
- сравнение уровня заработных плат и гибкости цен;
- уровень финансовой интеграции;
- удельный вес экспорта в структуре экономики.
     На практике же соблюдение всех вышеперечисленных правил не соблюдается практически никогда. Даже в зоне евро, где прикладывались максимальные усилия для корректного перехода к единой валюте, соблюсти все условия не удалось. Мобильность факторов производства, уровень оплаты труда зачастую сильно разнятся не только между сходными по своему развитию странами, но и между отдельными регионами одного государства. 
   Особенностью денежных отношений, валютных интеграций в наше время является тот факт, что темпы роста общемировой торговли значительно опережают темпы роста мирового ВВП. Коллективные наднациональные валюты в этих условиях выполняют функцию минимизации трансакционных издержек в мировом масштабе.  Анализ этих издержек, используя детерминанты О. Уильямсона, выглядит следующим образом.
 
                       ТС=f(U/ F/ AS), 
 
где: ТС – трансакционные издержки,
        U – неопределенность, 
        F – частота сделок
        AS – специфичность активов.
 
    Неопределенность обусловлена внешними и внутренними факторами.  Внутренние факторы обусловлены невозможностью предсказать действия всех субъектов процесса, внешние связаны с неопределенностью предугадать все положительные и отрицательные последствия интеграции.
  Частота сделок оказывает понижающее воздействие на трансакционные издержки. Чем чаще совершается сделка, тем выше осведомленность субъекта сделки о ситуации на рынке, и тем выше его возможности для принятия правильного решения. 
    Следующий фактор – специфичность активов.  Актив можно считать специфичным, если превышается ценность актива над доходом от его наилучшего использования.  Единая валюта, таким образом, является наиболее специфичным активом. Положение евро сегодня обусловлено именно данной особенностью. Несмотря на все разговоры о скором развале зоны евро, ведущиеся в последние годы, отказ от евро, как от единой валюты, будет сопровождаться громадными издержками. 
     Углубление валютной интеграции в межгосударственных отношениях, помимо снижения трансакционных издержек приводит к увеличению темпов экономического роста в этих странах. Введение единой валюты особенно сказывается на развитии экспортоориентированных отраслей экономики.  Кроме этого, экономятся валютные резервы при торговле между государствами, находящимися в одной валютной зоне. 
     Стабильность валютной системы, как показывает опыт, зависит от соответствия ее принципов потребностям стран участников. 
В результате изменения режима валютного курса от свободного  до фиксированного, Ямайское валютное соглашение (1976 г.) ввело право выбора государствами режима валютного курса без согласования с МВФ. На практике большее распространение получил режим регулируемого плавания валютного курса.
   Разрабатываемая развитыми странами (G-7, G-10) и МВФ система международной валютной политики ориентируется на свободно плавающие курсы национальных валют. Основная цель при этом заключается в снижении активного сальдо торгового баланса развивающихся стран и увеличении их импорта путем запрета не только конкурентного изменения курса валюты и валютных интервенций, но и курсовой политики, если она способствует внешней нестабильности. В этой связи требуют критического анализа аргументы введения режима свободно плавающего валютного курса в реформируемой мировой валютной системе. 
    В развитии международных финансов можно выделить две фундаментальные тенденции, протекающие в валютно-финансовой сфере. Первая – перераспределение финансовой мощи между государствами, ввиду чего становится невозможным явное доминирование одной страны или одного блока на мировую финансовую систему в целом.  Вторая – перераспределение финансов от государства в пользу негосударственных операторов рынка. Условия доступа к заемным средствам, активное влияние на курс валюты, перестали быть прерогативой только государственных финансов. В целом, система становится все менее зависимой от долл. США.  Ослабление доллара заметнее всего выражено на снижении его воздействия на рынках Японии, ЕС и Китая. И процессы децентрализации в долгосрочной перспективе будут лишь набирать обороты. 
    Попытки создания единой валюты на территории России, Беларуси и Казахстана, озвученные недавно Д. Медведевым, вероятнее всего, обречены на провал. Финансовая система РФ не в состоянии сегодня взять на себя в полной мере риски, связанные с проблемами в финансовой сфере соседей. Зависимость от экспорта углеводородов также идет не на пользу стабильности рубля. В случае очередного спада мирового ВВП, за которым незамедлительно последует обвал цен на нефть, финансовая стабильность самой России может оказаться под угрозой. 
    Боле практичным вариантом поддержания рубля было бы придание ему статуса региональной валюты. Однако, по мнению экспертов МВФ, рубль еще не готов к этому. И сложности возникают следующие.
    Первый вопрос заключается в том, что ценообразование валюты в России  происходит не полностью на рыночных условиях, так как при определении курсовой стоимости рубля участвует Центробанк. Поэтому при этом  контролировать курс рубля и прогнозировать его стоимость гораздо сложнее, игрокам рынка необходимо иметь в виду, что действия регулятора могут быть продиктованы вовсе не рыночными механизмами. 
   Вторым важным условием для получения денежной единицей статуса региональной валюты является наличие ликвидного рынка государственного долга.
     Центральные банки размещают резервы не просто в валюте, а в определенных активах. Как правило,  в гособлигациях, номинированных в этой валюте. Покупая рубли, Центробанки страны    должны иметь доступ на рынок ценных бумаг.. Учитывая крайне скромный по мировым меркам размер госдолга России, невысокую ликвидность на этом рынке, перспективы российской валюты и рублевых активов, в качестве резервных активов резко снижаются.
    Лишь в перспективе, ближайших пятнадцати-двадцати лет, в случае продолжения реформ в экономике страны, ее модернизации и диверсификации производства, можно говорить о создании предпосылок для выхода российского рубля на уровень региональной валюты..