Строго по тарифу

       По оценкам Минфина, налоговые льготы обходятся бюджету в 3 процента ВВП. Часть таких послаблений разумно будет отменить, считают чиновники. Какие преференции могут исчезнуть в ближайшее время, и как это отразится на бизнесе и собираемости налогов? Совместно с экспертами в вопросе разобрался Александр Бикбов.

      В ближайшие три года государственный бюджет рискует недосчитаться 1,7 трлн. рублей. Прогноз на ближайший год – минус 338 млрд. рублей, на 2015 и 2016 годы – 562 и 792 млрд. рублей соответственно. Источник таких опасений – чиновники Минфина, разработавшие проект бюджетной стратегии до 2030 года. Как следует из бумаг, ближайшая перспектива сулит России снижение финансирования госпрограмм, распечатывание Резервного фонда и отмену части налоговых льгот.

     Конечно, нас, в первую очередь, интересует последний последний пункт этой программы, а именно: какие льготы ликвидируют, как это будет выражено в цифрах, и как эти меры отразятся на бизнес-сообществе.

       По подсчетам все того же Минфина, оптимизация льгот может дать бюджету дополнительные 1,8 трлн. рублей ежегодно. Важно понимать, что в этих расчетах учтены все налогоплательщики: и граждане, и индивидуальные предприниматели, и юридические лица.

    Лишение преференций первой группы – физических лиц – на бизнесе отразится лишь опосредованно в средне- и долгосрочной перспективе, например, когда будет решаться вопрос о выделении госсредств на программы поддержки предпринимателей, а тут вдруг выяснится, что для бюджета, недобравшего определенную сумму с граждан, это слишком накладно. Поэтому вопрос льгот для физических лиц мы оставим за скобками и сфокусируемся на бизнесе. О том, какие из этих льгот необходимо урезать, чиновники уже начали рассуждать публично.

 

Минфин в поисках

       20 ноября министр финансов Антон Силуанов напомнил журналистам, что самые крупные льготы для бизнеса – это поблажки по тарифам НДС: пониженная ставка в 10 процентов по товарам для детей и продовольственным продуктам. Затем – амортизационная премия по налогу на прибыль для стимулирования инвестиций. Наконец, налоговые вычеты по НДС при вводе объектов. При этом Силуанов заявил: «Необходимо проинвентаризировать льготы и посмотреть, насколько они работают, потому что каждая льгота принималась для стимулирования, для побуждения предпринимателей, физических лиц к каким-то действиям. Если эти льготы не способствуют выполнению этой функции, то вполне можно их и отменить». То есть главная задача предстоящей налоговой ревизии – исключение неэффективных льгот, которые не способствуют поступлению дополнительных доходов в бюджет, но отчего-то продолжают действовать.

     Какие именно из существующих преференций являются эффективными, а какие нет, в Минфине отчасти определились уже к десятым числам декабря, когда глава Минфина в эфире телеканала «Россия 24» заявил, что сокращение налоговых льгот не будет масштабным. Объяснение: серьезно пересматривать существующие послабления нецелесообразно. В числе направлений, на которых в ведомстве решили не экономить, г-н Силуанов перечислил стимулирование разведки и добычи в удаленных районах, амортизационные отчисления и налог на прибыль. «Вряд ли мы здесь что-то будем сокращать», – заключил глава ведомства.

 

Претенденты на сокращение

     Что же тогда будут сокращать? Сначала стоит посмотреть, какие виды льгот для предпринимателей и организаций действуют сегодня. Эксперт «Аудиторской фирмы «Business Studio» Екатерина Шестакова выделяет пять групп: «По налогам на прибыль, на добычу полезных ископаемых, НДС, налогу на имущество, земельному налогу. В соответствии со статьей 284.1 НК предусмотрена нулевая ставка налога на прибыль для образовательных и медицинских учреждений. В статье 149 НК обозначен целый перечень льгот по НДС. Так, не подлежит налогообложению реализация важнейшей и жизненно необходимой медицинской техники, ряд услуг медицинского характера и по содержанию детей в образовательных организациях. Льготы по налогу на имущество указаны в статье 381 НК. Организации, освобожденные от налогообложения земельным сбором, перечислены в статье 395 НК. К ним относятся, к примеру, судостроительные организации». Пятую группу особо выделяет руководитель направления налогового права, финансов и кредита компании «Частное право» Елена Муратова: «Как видно из официальных сообщений прессы, самые большие потери из-за льгот бюджет понес по различным так называемым прямым льготам НДПИ».

     «Несмотря на то, что прежде всего планируется убирать льготы для физических лиц, постепенно будут отменяться и другие преференции, – продолжает Екатерина Шестакова. – Однако следует отметить, что в Госдуме подобные инициативы не всегда находят поддержку. Например, в 2012 году был разработан проект федерального закона «О внесении изменения в статью 381 части второй Налогового кодекса Российской Федерации» в целях сокращения льгот по налогу на имущество организаций, установленных статьей 381 части второй НК. Однако по результатам рассмотрения законопроекта 18 января 2013 года от него было решено отказаться».

     Как указывает Елена Муратова, количественные оценки льгот, касающихся организаций и предпринимателей, перечислены в Основных направлениях налоговой политики Российской Федерации на 2013 год и на плановый период 2014 и 2015 годов. Среди основных фискальных расходов бюджетов, направленных на стимулирование экономического развития, в документе выделяются льготы по трем основным направлениям: инвестиционная деятельность (354 млрд. руб.), инновационная деятельность (12,2 млрд. руб.) и отраслевое развитие (252 млрд. руб.).

 

Двойственный вопрос

     Чтобы предугадать, каких льгот на деле лишится бизнес, важно представлять, какие задачи ставит для себя Минфин при проведении мониторинга – экономию бюджетных средств или стимулирование развития определенных отраслей экономики? Надеемся, что и то, и другое. Но две эти задачи – экономия и стимулирование – как показывает практика, не очень друг с другом согласуются. Исходя из этого сложно прогнозировать, какие именно льготы в результате отменят.

     Так, Елене Муратовой отмена преференций, направленных на поддержание видов деятельности, которыми занимаются естественные монополии, представляется маловероятной. Речь идет о налоговых каникулах для добывающих компаний, на которые, как упоминалось выше, и приходится большая часть потерь бюджета. «Вместе с тем при оценке эффективности той или иной преференции исходить только из размера фактически примененной льготы не является верным, – уточняет эксперт. – Ведь при установлении «скидки» принимается принципиальное решение о поддержке той или иной области, например добывающая промышленность у нас развита и представлена в общей структуре экономики достаточно достойно, а, например, производство компьютеров и печатных плат или организации, выполняющие НИОКР, нет. В связи с этим и размер льгот будет также отличаться: добывающие предприятия получают льготы в размерах сотен миллиардов рублей, а немногочисленные компании, выполняющие НИОКР, получают льготу, по размеру менее 5 млрд. рублей». Но такая разница вовсе не означает, что в поддержке нуждаются в первую очередь добывающие компании, а вовсе не те, кто занимается НИОКР. К тому же низкая эффективность может быть обусловлена высокими административными барьерами, когда, к примеру, организации сложно подобрать документы, подтверждающие право на льготу.

 

Опасность перемен

     Что еще нужно принимать во внимание, оценивая масштабы предстоящей оптимизации преференций? Во-первых, постоянно меняющиеся условия игры в области налоговой политики. Они, как считает Елена Муратова, не позволяют инвесторам уверенно строить сколько-нибудь долгосрочные планы. Причина – постоянный риск того, что в той или иной области может измениться регулирование. А это особо критично на начальных этапах функционирования бизнеса, когда важно поддерживать финансовые показатели для построения взаимоотношений с банками.

     «Отмену каждой льготы нужно оценивать отдельно, – рассуждает Екатерина Шестакова. – Например, повышение страховых взносов для ИП привело к негативным последствиям. С 1 января 2013 года самозанятый предприниматель должен платить во внебюджетные фонды 35 664 рубля. В прошлом году сумма была в два раза меньше – 17,2 тыс. рублей. Резкое повышение тарифов привело к тому, что к апрелю 2013 года регистрацию ИП в налоговых службах аннулировали 350 тыс. предпринимателей – 10 процентов от общего числа, а еще часть ушла в теневой сектор. Так, с декабря 2012 года, свой бизнес закрыли более 100 тыс. коммерсантов ежемесячно. Общее количество закрытых ИП составило 589,3 тыс ИП. На 1 июня 2013 года число ИП и фермерских хозяйств уменьшилось до 2,636 млн».

      Подобные негативные последствия могут возникнуть и при отмене налоговых льгот, проводит аналогию эксперт. Лишение преференций образовательных и медицинских учреждений может повлечь увеличение стоимости их услуг и одновременное снижение качества. Это в том случае, если они не закроются вовсе.

    Тем не менее цель у финансового ведомства благая – пополнить дефицитный бюджет, считает Екатерина Шестакова: «Отмена федеральных льгот по земельному налогу – важный шаг в расширении доходной базы муниципалитетов».

 

Регионы без льгот

    В ряде регионов процесс уже начался, отмечает Елена Муратова и приводит три характерных примера: «В Липецкой области рассматривается законопроект об отмене льготы по налогу на имущество организациям, которые создают рабочие места для лиц, особо нуждающихся в социальной защите. В качестве основания для отмены приводится низкая эффективность, сначала года право на указанную льготу, по сообщениям прессы, заявили пять налогоплательщиков на общую сумму 3,4 миллиона рублей.

      В Кузбасской области рассматривается вопрос об отмене ряда преференций для субъектов малого бизнеса, которые были установлены в кризисный период 2009 года для их же поддержки. По мнению депутатов, коммерсанты, занятые в области производства пищевых продуктов, мебели и строительства, успешно пережили кризис, и сегодня стабильно функционируют и развиваются. Поэтому не нуждаются в государственной поддержке.

     В Новгородской области принят закон об отмене налоговых льгот с 2014 года, по подсчетам местных чиновников, эта мера позволит получить более 500 млн. руб. дополнительных доходов. Однако, со слов основных получателей преференций, работающих в сфере свиноводства и дорожного строительства, вполне возможно, что в условиях отмены льгот некоторые виды бизнеса станут убыточными, и, как следствие, бюджет вовсе не выиграет, а потеряет за счет сворачивания деятельности предприятий. Взамен льгот депутаты предлагают организовывать адресную поддержку тех или иных организаций».

     Подводя итог, Елена Муратова заключает, что идея адресной помощи предприятиям хоть и является благой, но при этом выступает за установление прозрачных и единых для всех правил получения поддержки, что предполагают налоговые льготы. Только в этом случае любой потенциальный инвестор может заранее просчитать предполагаемую налоговую нагрузку, и ему не потребуется заключать какие-либо соглашения с администрацией региона. То есть законодательное налоговое льготирование на деле оказывается более прозрачным институтом, чем адресная поддержка. Кроме того, многим предпринимателям, вероятно, хотелось бы, чтобы при установлении списка преференций власти исходили прежде всего из намерения поддержать развитие новых отраслей производства, а не из принципа «затыкания дыр» за счет урезания льгот, предназначавшихся для стимулирования развития таких отраслей.

 

Врез

       По подсчетам Минфина, оптимизация льгот может дать бюджету дополнительные 1,8 трлн. рублей ежегодно. Важно понимать, что в этих расчетах учтены все налогоплательщики: и граждане, и индивидуальные предприниматели, и юридические лица.

Конец вреза

 

Врез

     В числе направлений, на которых в ведомстве решили не экономить, г-н Силуанов перечислил стимулирование разведки и добычи в удаленных районах, амортизационные отчисления и налог на прибыль. «Вряд ли мы здесь что-то будем сокращать», – заключил глава ведомства.

Конец вреза

 

Врез

       В Кузбасской области рассматривается вопрос об отмене ряда преференций для субъектов малого бизнеса, которые были установлены в кризисный период 2009 года для их же поддержки. По мнению депутатов, коммерсанты, занятые в области производства пищевых продуктов, мебели и строительства, успешно пережили кризис, поэтому не нуждаются в государственной поддержке.

Конец вреза

 

Врез

     Идея адресной помощи предприятиям хоть и является благой, но при этом выступает за установление прозрачных и единых для всех правил получения поддержки, что предполагают налоговые льготы. Только в этом случае любой потенциальный инвестор может заранее просчитать предполагаемую налоговую нагрузку.

Конец вреза