Если результат интеллектуального труда – следствие выполнения работником служебных обязанностей или служебного задания, то работник не вправе требовать взыскания компенсации за нарушение исключительного права на созданные им произведения.

Например, фотокорреспондент отправлен в служебную командировку на открытие завода, имеются соответствующие документы, подтверждающие это. Значит, фотографии с открытия именно этого завода – собственность работодателя. А вот фотографии пейзажей – это уже интеллектуальная собственность работника, пусть место съемок и находится в районе командировки.

Во избежание споров о праве интеллектуальной собственности работодателю следует позаботиться о том, чтобы трудовые функции, касающиеся создания интеллектуальной собственности, были регламентированы в трудовом договоре. Доказательной базой также могут быть договор о выполнении работы, акт приемки работы и ее оплата.

Рассмотрим в качестве примера Определение Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ от 25.06.2013 № 19-АПГ13-1.

И. обратился в суд с иском к издательству, поскольку в фотоальбоме, выпущенном издательством, были размещены снимки И. без согласия автора. Суд в удовлетворении исковых требований отказал, поскольку между И. и издательством был заключен контракт о прохождении военной службы в издательстве на должности постоянного корреспондента редакции газеты.

Суд, руководствуясь ст. 14 Закона РФ от 09.07.1993 № 5351-1 (документ утратил силу), исходил из того, что на момент создания фотографий И. состоял в служебных (трудовых) отношениях с издательством и, находясь в командировке, выполнял служебные обязанности. В качестве доказательства факта создания И. фотографий в порядке выполнения служебного задания суд принял служебное задание для командировки И. в военный госпиталь. В задании И. ставились задачи о подготовке им текстовых материалов и фотоматериалов о сотрудниках госпиталя, а также к нему прилагались финансовые документы (товарные чеки на пленку, расходный кассовый ордер, акт приемки фоторабот), подтверждающие возмещение издательством расходов И. на купленную фотопленку и оплату печати фотографий в год командировки. Указанные фотографии хранились в фотоархиве издательства и были сделаны в светлое время суток (то есть в рабочее время). Поэтому, решил суд, созданные И. произведения являются служебными и исключительное право на их использование принадлежит работодателю.

Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ отменила вынесенное судебное постановление, указав следующее. Каких-либо прямых доказательств того, что фотографии были созданы И. по служебному заданию работодателя и за его счет либо в порядке выполнения служебных обязанностей, предусмотренных контрактом, в суд представлено не было. Издательство не имело подтверждений, что в круг служебных обязанностей И. как постоянного корреспондента входило создание фотографических произведений. Контракт о прохождении военной службы с И. и приказ о назначении И. на должность также не содержал указания на то, что в обязанности И. входило создание фотографических произведений.

Служебное задание и финансовые документы суд не счел доказательствами, подтверждающими служебный характер фотографических произведений, созданных И. в период нахождения в командировке, поскольку они предназначались для создания иных материалов. Акт приема именно этих спорных фоторабот издательство не предоставило. Кроме того, произведения находились в издательстве не в виде оригиналов-негативов, а в виде позитивов и иллюстраций к статьям. Тот факт, что истец в период изготовления оспариваемых произведений находился на службе в издательстве, сам по себе, по мнению суда, не свидетельствует о создании фотографий в качестве служебного задания. Должностная инструкция постоянного корреспондента также не включала проведение фотосъемки.

Поэтому ВС РФ счел, что исключительное право И. на использование фотографий нарушено. Аналогичный вывод сделан в Определении Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ от 13.10.2009 № 83-В09-10, согласно которому служебное задание на создание произведения может быть дано работодателем только в пределах установленных для работника (автора) трудовых обязанностей. Суть спора заключалась в том, что Е., работавший на заводе в качестве шлифовщика-алмазчика, создал шесть произведений декоративно-прикладного искусства, которые впоследствии были воспроизведены промышленным путем. Суды первых инстанций посчитали воспроизведения законным, поскольку произведения создавались в рабочее время за счет предприятия в порядке выполнения Е. служебных обязанностей. Однако Верховный суд отменил предыдущие решения, поскольку в круг служебных обязанностей Е. не входило создание произведений декоративно-прикладного искусства.