Компании были оказаны услуги. По соглашению сторон обязательство по их оплате было погашено предоставлением отступного, а именно: организация передала контрагенту собственные простые векселя в счет кредиторской задолженности. После заключения соглашения об отступном контрагент был ликвидирован, а векселя оказались у третьих лиц. В результате проверки налоговый орган доначислил налог на прибыль, пени и взыскал штраф. Инспекция сочла, что налогоплательщик нарушил п. 18 ст. 250 НК РФ, так как не включил кредиторскую задолженность по ликвидированному контрагенту во внереализационные доходы. Компания не согласилась с таким решением и обратилась в суд за защитой своих прав.

ФАС признал решение налогового органа правомерным. В ходе судебного разбирательства было установлено, что соглашение об отступном было подписано руководителем контрагента после того, как полномочия по управлению делами в организации перешли к ликвидационной комиссии. А собственный вексель налогоплательщика не является платежным средством. Следовательно, данное соглашение не может подтверждать прекращение обязательств компании по погашению кредиторской задолженности. Кроме того, суд учел тот факт, что векселя после наступления срока платежа по ним так и не были оплачены. Значит, датой прекращения обязательства перед контрагентом является дата его ликвидации. Таким образом, суд пришел к выводу, что налогоплательщик неправомерно не учел в доходах кредиторскую задолженность в соответствии с п. 18 ст. 250 НК РФ, получив необоснованную налоговую выгоду.

Аналогичной судебной практики нет