На прошлой неделе Госдума приняла сразу во втором и третьем чтениях закон, запрещающий банкам менять в одностороннем порядке ставки по выданным кредитам. Соответствующие поправки к закону «О банках и банковской деятельности» касаются ст. 29, регулирующей порядок определения и изменения процентных ставок и размеров комиссий по выдаваемым банками кредитам. «Главная идея поправок состоит в том, чтобы защитить заемщиков от возможного произвола банкиров, который был отмечен с началом банковского кризиса,— рассказал «Деньгам» один из авторов законопроекта, председатель комитета Госдумы по финансовым рынкам Владислав Резник.— Тогда банки могли в одностороннем порядке изменить срок действия кредитного договора, увеличить размер процентов, а также увеличить или установить комиссионное вознаграждение по операциям. Предложенный нами законопроект направлен на создание баланса прав и обязанностей сторон кредитного договора, а также на усиление защиты прав заемщика-физического лица, поскольку он является экономически более слабой стороной кредитного договора. С принятием законопроекта ситуации, при которых банк в одностороннем порядке мог бы увеличить процентные ставки, будут недопустимы. Реализация законопроекта позволит повысить доверие граждан к институту кредитования и банковской системе в целом».

В принятом варианте поправок четко прописан запрет не только на одностороннее изменение процентной ставки и порядка ее определения, но и на сокращение срока действия договора и увеличение комиссий банка, а также на введение новых комиссий. Но самое главное, в отличие от действующей редакции закона в принятом законопроекте банкам запрещено прописывать в договоре возможность изменения параметров кредита даже в случае наступления кризиса, девальвации и тому подобных катаклизмов.

Единственная оговорка, дающая банку законное право повысить ставку или сократить срок кредита, содержится во фразе о возможности пересмотра договора в случаях, предусмотренных федеральным законом. Однако с юридической точки зрения такие исключения может предусматривать лишь Гражданский кодекс, который этот вопрос вполне четко трактует в пользу заемщика. «Единственным федеральным законом, устанавливающим возможность изменения предусмотренных ч. 2 ст. 29 ФЗ «О банках и банковской деятельности» условий банковского договора, является Гражданский кодекс РФ. В п. 2 ст. 838 ГК РФ установлена возможность изменения процентной ставки только по вкладам до востребования. При этом в случае уменьшения банком размера процентов новый размер процентов применяется к вкладам, внесенным до сообщения вкладчикам об уменьшении процентов, по истечении месяца с момента соответствующего сообщения, если иное не предусмотрено договором»,— пояснила ведущий юрисконсульт Столичной правовой компании Екатерина Ермихина.

Теперь законопроект должны одобрить Совет федерации и подписать президент. Поправки вступят в силу через 30 дней после официального опубликования. При этом стоит отдельно отметить, что закон обратной силы не имеет. Другими словами, он будет распространяться только на заемщиков, получивших кредит после вступления поправок в силу. Для тех же, кто уже имеет кредит или получит его до этой даты, будут действовать старые правила. И если в договоре зафиксировано право банка изменять в одностороннем порядке условия кредита, то он сможет пользоваться этим пунктом на законных основаниях.

Сейчас увеличить процентную ставку по кредиту банк имеет право в случае, если такая возможность прописана в кредитном договоре либо сам заемщик по каким-либо причинам согласен пойти на это. До кризиса пользоваться этим положением причин не возникало, ведь ставки по кредитам в банках неуклонно снижались, а значит, менять условия в рамках наметившейся тенденции было не в интересах банка.

А вот во время финансового коллапса возможность поднять заемщику ставку или потребовать досрочного погашения кредита банкам оказалось на руку. И даже если такая практика не была массовой, то именно она стала основной причиной для законодательного запрета на увеличение процентных ставок. «Период нестабильности на финансовом рынке сформировал негативную практику одностороннего изменения кредитными организациями существенных условий кредитных договоров, в том числе сокращения срока кредитования, предъявления требований о досрочном исполнении заемщиком обязательств перед кредитором, а также изменения величины процентных ставок, которые иногда доходят до ста и более процентов»,— говорится в пояснительной записке к принятому Госдумой законопроекту.

В долгосрочной перспективе появление четких правил игры, которые банки не смогут менять по собственному усмотрению, должно благотворно повлиять на рынок потребительского кредитования. Очевидно, что заемщикам новая редакция закона выгодна, поскольку дает больше возможностей для планирования личного бюджета, без оглядки на финансовые коллизии банковской системы. Будучи уверенным, обращаясь за кредитом, что условия, на которых он получает заемные средства, не изменятся в течение всего срока действия договора, заемщик сможет точнее рассчитать свои возможности по обслуживанию этого кредита. А значит, он будет смелее пользоваться банковскими кредитами, поскольку при принятии решения будет исключен один из факторов, вносящих неопределенность. Это особенно важно для клиентов, оформляющих долгосрочные кредиты. «Эта поправка наиболее актуальна для ипотечных продуктов из-за длинных сроков таких кредитов. Для заемщиков она послужит гарантом сохранности процентной ставки по их займам на протяжении всего срока кредитования вне зависимости от ситуации на финансовых рынках»,— уверен заместитель председателя правления Нордеа банка Андрей Мальцев.

В краткосрочной же перспективе существенных изменений на рынке потребительского кредитования нововведение, по заверениям экспертов, не вызовет. «В целом поправка направлена на то, чтобы сделать отношения между банком и клиентом более прозрачными, а действия банка — более предсказуемыми. Значимых изменений на рынке потребительского кредитования эта поправка не вызовет»,— уверен начальник управления потребительского кредитования департамента розничного бизнеса ВТБ 24 Иван Лебедев. Соглашается с коллегой и Андрей Мальцев: «Я думаю, что принятие данной поправки принципиально не отразится на рынке потребительского кредитования, так как прецедентов реального изменения ставок по этим продуктам в одностороннем порядке крайне мало».

Между тем самим кредиторам новшества принесли больше неудобств, чем пользы. Нынешний финансовый кризис лишь доказал цикличность финансовых потрясений, которые для новейшей российской истории не в новинку. Следовательно, для банков долгосрочное кредитование по фиксированной процентной ставке несет в себе довольно высокие риски. «При таком подходе кредитовать на срок более трех лет становится экономически невыгодным и очень рискованным. Невозможность изменения ставки по длинным кредитам на срок от двух и более лет создает для банков дополнительные риски существенного сокращения доходности при очередных возможных кризисных событиях, следствием которых является, как правило, удорожание стоимости ресурсов»,— посетовал председатель правления Юниаструм банка Павел Неумывакин.

Действительно, банки после вступления в силу законодательных новшеств получают значительно меньше возможностей маневрировать за счет заемщика. Заемщик же, получив фиксированные условия кредитного договора, находится в более выгодной позиции. Неблагоприятные рыночные тенденции его уже не коснутся, а при экономической стабильности и, как следствие, снижении среднерыночных ставок по кредитам заемщик может рефинансировать кредит на более привлекательных условиях.

Впрочем, и с такой проблемой многие банки научились успешно справляться, вводя кредиты с плавающими ставками. Причем в некоторых банках такие программы появились еще до кризиса, а сейчас получили широкое применение. Дело в том, что в принятых поправках речь идет не о фиксации размера ежемесячного платежа, а о невозможности увеличения процентной ставки по кредиту и изменения порядка ее определения. А значит, не исключается возможность банка привязать процентную ставку к какому-нибудь финансовому индикатору. И такие ставки уже не редкость — в первую очередь это касается долгосрочных кредитов.

Например, ставка по ипотечным займам привязывается к MosPrime, LIBOR или Euribor. В договорах по автокредитам чаще всего прописывается возможность ее изменения в случае коррекции Банком России ставки рефинансирования. А законодательные нововведения, как считают эксперты, могут привести к более широкой практике применения плавающих ставок. «В законопроекте не исключается возможность определения плавающей ставки, что в определенной степени дает гибкость при глобальных экономических изменениях. Особенно это важно для долгосрочных кредитов, таких как ипотека, и для кредитных карт. То есть принятие закона в первую очередь отразится на этих сегментах. Уверен, что в скором времени продукты с плавающей ставкой в этих категориях будут очень распространены»,— говорит вице-президент Первого республиканского банка Дмитрий Орлов. «Полагаю, что кредиты с плавающей ставкой должны получить большее распространение. Например, это доминирующая форма в Западной Европе, где ставка по кредиту привязывается к ставке центрального банка страны. Такое формирование ставки позволит банкам избежать риска роста стоимости денег — как раз то, что мы наблюдали в этот финансовый кризис»,— соглашается заместитель руководителя блока «Розничный бизнес» Альфа-банка Илья Зибарев.

Очевидно, что заемщик в этом случае не получает полного представления о размере своих ежемесячных платежей, которые привязаны к некоему непостоянному индикатору. Впрочем, по мнению Андрея Мальцева, именно массовое введение плавающих ставок, получившее широкое распространение на Западе, позволит добиться и существенного снижения стоимости кредитов для заемщиков. «Кредиты с плавающей ставкой характерны для большинства западных стран. В России такие продукты пока не пользуются широким спросом, но будущее явно за ними. Только в этом случае российским банкам удастся обеспечить ставки на уровне 3—6% годовых, аналогичные европейским»,— считает он. «Но здесь нужно учитывать, что процентный риск по таким продуктам, который заемщик берет на себя, может трансформироваться в кредитный для банка. Это происходит, если ставка сильно возрастает и заемщик не может обеспечивать свои платежи. Чтобы избежать такой ситуации, банки в 2008—2009 годах заключали дополнительные соглашения к кредитным договорам. В них определялась верхняя граница ставок вне зависимости от изменения показателя базового индикатора»,— добавил он.

По мнению председателя правления Юникредит банка Михаила Алексеева, не исключено, что с принятием закона некоторые неудобства могут ожидать владельцев кредитных пластиковых карт и, как следствие, срок их действия может попасть под сокращение. «Дело в том, что право на изменение размера процентных ставок является ключевым моментом для реализации револьверных кредитных банковских продуктов, таких как овердрафты по счетам или кредитные карты, когда невозможно заранее на фактически неопределенный период договориться об одном определенным размере процентной ставки по кредиту и установить его в кредитном договоре»,— говорит Михаил Алексеев.

Дмитрий Орлов считает, что принятие нового закона, ограничивающего банкам возможности для маневра на рынке потребительского кредитования, может привести к ухудшению условий по кредитам для заемщиков: «Не исключено, что сразу после принятия закона банки будут страховаться — и мы можем увидеть рост ставок и комиссий по новым договорам. Но это будет крайне незначительное увеличение, и факт неизменности условий договора не будет иметь решающего значения при определении стоимости».

Источник: Деньги