Налоговики попросили документы по сделкам с тремя контрагентами и пояснения за три года, даже не скрывая, что "копают" под саму фирму, у которой все это истребовано.

Фирма получила от налоговиков требование – представить документы по сделкам с тремя контрагентами, а также пояснения. Основание – вне рамок проверок, в соответствии с пунктом 2 статьи 93.1 НК. То есть – документы по определенной сделке, истребуемые у ее участников или у иных лиц при возникновении у налоговиков обоснованной необходимости.

При этом налогоплательщика напрягло, что: бумаги истребовались не по одной сделке, а сразу по трем,

"глубина", на которую копнули налоговики – три года (пояснения и бумаги понадобились за период с 1 января 2017 по 31 декабря 2019 года),

в требовании не было указаний на конкретные мероприятия налогового контроля (например, проверка в отношении контрагента или что-то в этом роде, ожидаемое в подобных ситуациях).

За неисполнение требования организация получила штраф, который попыталась обжаловать в суде. Но не вышло. Оказалось, что ограничений по сроку, за который могут истребоваться документы, не установлено. По количеству сделок – тоже. Истребование документов – само по себе является мероприятием налогового контроля, ну и – раз инспекторам это надо, значит, надо.

Истец попытался объяснить судьям, что это была завуалированная выездная проверка, точнее, ее попытка. Ведь "копали" в данном случае не под одного из контрагентов, а под саму организацию, получившую требование – пояснения налоговой понадобились по таким фактам:

интегральная налоговая нагрузка организации ниже среднеотраслевой нагрузки в субъекте РФ,

расходы максимально приближены к доходам,

опережающий темп роста расходов над темпом роста доходов от реализации,

доля вычетов НДС более 89%,

объекты, по которым положены льготы по налогу на имущество – более 70% стоимости имущества фирмы,

существенное расхождение оборотов по банковской выписке с заявленной выручкой по декларации по налогу на прибыль,

отражение убытков, приравниваемых к внереализационным расходам,

наличие сделок с взаимозависимыми (взаимосвязанными) налогоплательщиками, применяющими спецрежимы.

Что касается трех контрагентов, документы по сделкам с которыми истребованы, то налоговая в суде продемонстрировала прямо-таки нечеловеческую заботу об истце, поскольку отношения с этими фирмами могли "повлечь для общества негативные последствия в финансово-хозяйственной деятельности". Ну и заодно среди чистых помыслов проверяющих оказалась необходимость понять, в какой степени эти сделки повлияли на указанные последствия (на низкую налоговую нагрузку, на высокую долю вычетов по НДС и так далее).

Но суды к аргументам истца оказались глухи. Правда, он и сам тут отчасти виноват – не очень правильно поставил вопрос, сославшись на приостановление надзорных проверок в 2020 году. Ведь налоговых проверок та нормативная база не касается. Так что суды нашли слабое звено в логике истца и этим воспользовались, даже не попытавшись вникнуть в суть.

Решение налоговой оставлено в силе, право на спорное требование судами подтверждено (дело А45-15387/2020, решение окаружного суда Ф04-6714/2020). О том, что налоговая вправе не раскрывать свои цели, суды говорили и ранее. При этом излишнее истребование иногда отсекается на стадии УФНС.