Трудовой кодекс содержит положения, согласно которым работник должен возместить работодателю причиненный им ущерб. Верховный суд в Определении от 06.05.2019 № 64-КГ19-2 высказал мнение о том, при каких обстоятельствах нельзя привлечь сотрудника к полной материальной ответственности, даже если хищение произошло при его попустительстве. О привлечении к материальной ответственности Общие положения о материальной ответственности сторон трудового договора, определяющие обязанности сторон по возмещению причиненного ущерба и условия наступления материальной ответственности, содержатся в гл. 37 ТК РФ. К сведению: сторона трудового договора (работодатель или работник), причинившая ущерб другой стороне, возмещает этот ущерб в соответствии с ТК РФ и иными федеральными законами (ч. 1 ст. 232 ТК РФ). Условия наступления материальной ответственности стороны трудового договора установлены в ст. 233 ТК РФ: одна сторона договора привлекается к ответственности за ущерб, причиненный ею другой стороне в результате ее виновного противоправного поведения (действий или бездействия). При этом каждая из сторон трудового договора обязана доказать размер причиненного ей ущерба. К сведению! В главе 39 «Материальная ответственность работника» ТК РФ определены условия и порядок возложения на работника, причинившего работодателю имущественный ущерб, материальной ответственности, пределы такой ответственности. Трудовым кодексом установлены следующие правила привлечения работника к материальной ответственности (ст. 238, 239, 241): работник обязан возместить работодателю причиненный ему прямой действительный ущерб; не подлежат взысканию с работника неполученные доходы (упущенная выгода); материальная ответственность исключается в случае возникновения ущерба вследствие непреодолимой силы, нормального хозяйственного риска, крайней необходимости или необходимой обороны либо неисполнения работодателем обязанности по обеспечению надлежащих условий хранения имущества, вверенного работнику; за причиненный ущерб работник несет материальную ответственность в пределах своего среднего месячного заработка (если иное не предусмотрено ТК РФ или иными федеральными законами). Трудовым законодательством допускается привлечение работника к полной материальной ответственности. К сведению: полная материальная ответственность работника состоит в его обязанности возмещать причиненный работодателю прямой действительный ущерб в полном размере (ч. 1 ст. 242 ТК РФ). Материальная ответственность в полном размере причиненного ущерба может возлагаться на работника лишь в случаях, преду­смотренных законодательством. Перечень таких случаев приведен в ст. 243 ТК РФ. В частности, материальная ответственность в полном размере причиненного ущерба возлагается на работника: при недостаче ценностей, вверенных ему на основании специального письменного договора или полученных им по разовому документу (п. 2 ч. 1); при причинении ущерба в результате преступных действий работника, установленных приговором суда (п. 5 ч. 1). В пункте 4 Постановления Пленума ВС РФ от 16.11.2006 № 52 «О применении судами законодательства, регулирующего материальную ответственность работников за ущерб, причиненный работодателю» разъяснено, что к обстоятельствам, имеющим существенное значение для правильного разрешения дела о возмещении работником ущерба, в частности, относятся: отсутствие обстоятельств, исключающих материальную ответственность работника; противоправность поведения (действий или бездействия) причинителя вреда; вина работника в причинении ущерба; причинно-следственная связь между поведением работника и наступившим ущербом; наличие прямого действительного ущерба; размер причиненного ущерба; соблюдение правил заключения договора о полной материальной ответственности. Причем обязанность доказать такие обстоятельства возлагается на работодателя. Верховный суд о привлечении работника к ответственности в случае, если не установлена его личная вина в хищении В Определении от 06.05.2019 № 64-КГ19-2 Верховный суд разбирался в следующем деле. Сотрудница банка, с которой был заключен договор о полной материальной ответственности, в нарушение инструкции передала ключи от банкоматов работнику, производящему их техническое обслуживание. Последний совершил хищение из банкоматов, причем договор о полной материальной ответственности с ним не заключался. Руководство банка провело служебное расследование, в результате которого вора вычислили, привлекли к уголовной ответственности и взыскали с него похищенную сумму. Однако банк решил взыскать недостачу и с работницы, которая передала виновному в хищении ключи от банкоматов. В обоснование этого банк указал: хотя сотрудница и не знала о планах вора, она создала условия для кражи и должна отвечать солидарно с виновным. Суд первой инстанции сделал вывод, что нет оснований для взыскания с работницы в пользу банка денежных средств в счет возмещения материального ущерба, так как не была выявлена причинно-следственная связь между несоблюдением ответчиком требований нормативных документов ЦБ РФ, должностной инструкции и наступившим у работодателя ущербом. Кроме того, суд отметил, что виновное в хищении лицо было выявлено, привлечено к уголовной ответственности и полностью возместило нанесенный банку ущерб. Суд апелляционной инстанции не согласился с такими выводами суда первой инстанции. Он принял по делу новое решение и постановил взыскать с работницы сумму в счет возмещения причиненного банку ущерба. При этом суд апелляционной инстанции указал, что несоблюдение работницей требований локальных актов банка и должностной инструкции способствовало хищению, что свидетельствует о наличии причинно-следственной связи между действиями (бездействием) работницы и нанесением ущерба имуществу работодателя, и в силу положений ст. 1080 ГК РФ ущерб подлежит взысканию в солидарном порядке как с работницы, так и с виновного в хищении. Однако Верховный суд признал, что выводы суда апелляционной инстанции о наличии оснований для взыскания с работницы суммы причиненного работодателю ущерба основаны на неправильном толковании и применении норм материального права. Судьи, сославшись на действующие положения ТК РФ и разъяснения, содержащиеся в п. 4 Постановления Пленума ВС РФ № 52, уточнили, что юридически значимыми обстоятельствами для разрешения иска работодателя к работнице о возмещении материального ущерба были такие обстоятельства, как вина указанного работника в причинении ущерба, причинно-следственная связь между поведением работницы и наступившим ущербом, отсутствие обстоятельств, исключающих материальную ответственность работницы за ущерб, причиненный работодателю, действия работника, совершившего хищение, установленные вступившим в законную силу приговором суда. Еще один факт, повлиявший на решение ВС РФ, состоит в том, что с работника, признанного виновным в совершении хищения и, соответственно, причинении материального ущерба, в полном объеме взыскан ущерб в пользу банка. Кроме того, нельзя возлагать ответственность на работницу, с которой заключен договор о полной индивидуальной материальной ответственности, если согласно локальным актам работодателя исключается материальная ответственность работника в случае, если ущерб причинен не по его вине. По мнению ВС РФ, также нельзя в рассматриваемом деле взыскивать с сотрудницы ущерб, основываясь на положениях ст. 1080 ГК РФ, п. 1 которой предусматривает, что лица, совместно причинившие вред, отвечают перед потерпевшим солидарно. Данная норма гражданского законодательства, регулирующая гражданско-правовые отношения, не подлежит применению к спорным отношениям, возникшим на основании заключенного между сторонами трудового договора (трудовым отношениям). Условия и порядок возложения на работника ответственности за имущественный вред, причиненный им работодателю при исполнении трудовых обязанностей, регламентированы трудовым законодательством, в котором отсутствуют положения о солидарной ответственности работников при возмещении работодателю ущерба, причиненного ими при исполнении трудовых обязанностей.